Студеный овраг самара фото

Студеный овраг самара фото

sgpress.ru продолжает серию публикаций о тех местах, где и по сей день можно найти свидетельства того, что люди жили на территории современной Самары сотни и тысячи лет назад.

Помогает в подготовке материалов кандидат исторических наук, ученый секретарь областного историко-краеведческого музея имени Алабина Дмитрий Сташенков.

В этот раз речь пойдет о Студеном овраге — месте на северо-западе Самары, окутанном аурой мистики и легенд. Может быть, потому, что овраг представляет собой стык сразу четырех временных периодов?

В 2011-2013 годах во время разведочных работ в Студеном овраге археологи обнаружили селище (неукрепленное поселение, обычно располагавшееся вблизи воды). Оно представляло собой многослойный археологический памятник сразу четырех эпох – каменного века, эпохи бронзы (рубеж III-II тыс. до н.э.), эпоха раннего железного века (рубеж II-I тыс. до н.э.) и эпохи раннего средневековья (III-VII вв. н.э.).

Археологи решили разделить «фронт работ» на два раскопа. В первом из них были найдены фрагменты вылепленных от руки плоскодонных сосудов с примесью шамота в глиняной массе. По мнению экспертов, находки скорее всего принадлежали киевскому или колочинскому кругу памятников (название происходит от археологических культур – киевской и колочинской, носителей которых археологи связывали с праславянским населением). Вполне вероятно, что население, в середине I тыс. н.э. в районе Студеного оврага, также было связано со славянами.

Селище Студеный овраг. Лепной сосуд. Середина I тыс. н.э. Раскопки 2012 года

Во втором раскопе обнаружили кости животных (крупного рогатого скота, медведя, рыбы, лошади) и фрагменты лепных круглодонных сосудов с примесью дробленой раковины. Подобной посудой пользовались племена охотников и рыболовов, жившие на рубеже бронзового и раннего железного веков.

Селище Студеный овраг. Фрагменты венчиков лепных сосудов. Бронзовый век. Рубеж II-I тыс. до н.э. Раскопки 2013 года

Кроме того, во время раскопок недалеко от селища археологи обнаружили несколько скоплений изделий из железа. Среди находок были предметы конской упряжи, ремесленные инструменты и сельскохозяйственные орудия. Возможно, эти находки были приношением людей во время каких-то магических обрядов, совершавшихся в эпоху Золотой Орды.

Местонахождение Студеный овраг 1. Предметы конской упряжи и сбруи. Железо. XIV век до н.э.

О жизни и не только жизни у подножия Лысой горы

30 июня 2017, 10:50 2 247

Продолжаем наш рассказ о необычном кусочке Самары, альтернативе Заволге — дачах прямо в городской черте, так называемых просеках. Сегодня речь пойдёт об одном из самых таинственных мест нашего города – Студёном овраге.

Есть у писательницы Татьяны Толстой любимое словечко — «хтонь». Употребляет она его, описывая нечто, что невозможно объяснить рационально. Что-то первородное, дикое, подспудное, которое можно уловить, прижав ухо к земле. Убеждена, что если проделать это в Студеном овраге, обязательно услышишь темное шевеление подземной жизни.

Обойди хоть всю дачную Приволгу, а в Студеном овраге безошибочно чувствуешь — хтонь. Это не значит, что из каждой калитки выглядывает кикимора болотная. Скорее что-то на уровне шестого чувства и вовсе не страшное, а даже напротив — манящее, как может манить глухая лесная чаща. Кстати, еще в советские времена именно глухая чаща была любимым местом прогулок окрестных дачников. Как и дубовая роща. И цветочная поляна. Сегодня здесь — кто б сомневался — всё застроено коттеджами, закатано в асфальт и предано насильственной цивилизации. И всё-таки что-то такое из-за высоких деревьев и нестриженых кустов на старых дачах выглядывает…

Наш добрый знакомый, художник, краевед и дачник Константин Головкин, весьма словоохотливый при описании приволжских красот, про эти места упоминает подозрительно скупо, словно хочет побыстрей свернуть на большую дорогу: «Студеный овраг (буерак, враг) расположен и впадает в Волгу у подножья Лысой горы, верстах в 18 от города вверх по течению… Овраг довольно глубок, особенно приближаясь к Волге: густо порос кустарниками и деревьями…»

Всё одно к одному — тут тебе и буерак, и враг, и Лысая гора — традиционное место ведьминских корпоративов. Наверно, поэтому дачные дети непроглядными летними вечерами с таким удовольствием рассказывали друг другу страшилки, после которых расходились по домам, шарахаясь от каждого куста.

Мы жили в Студеном овраге на так называемой заводской даче — один из крупных безымянских заводов предоставлял семьям своих сотрудников комнаты с террасой. Студеный овраг моего детства — это полумрак даже в самый солнечный день, потому что высоченные деревья, смыкая верхушки, образовывали свод, похожий на купол католического храма. Слово «дача» не совсем подходило к этому месту. Скорее дом в темном лесу. Было в этом что-то братьегриммовское. Прямо на даче рос орешник, и дети висли на ветвях, обрывая совсем еще зеленые орехи, не давая им созреть. Всей дачей ходили в лес за грибами. Как-то раз принесли столько моховиков, что всей же дачей — а жило там семей пятнадцать — чистили грибы, а потом жарили и дружно ели. Дождливым летом (и всё же не таким дождливым, как нынешнее) один дачный ребенок нашел белоснежный гриб-дождевик размером с футбольный мяч. И тем же вечером по телевизору в программе «Время» показали, как один советский гражданин нашел гриб точно таких же размеров. Сенсация!

В своей недавно изданной книжке «Мой дом Студеный овраг» Павел Покровский собрал были и небылицы, связанные с этим уникальным местом. Тут тебе и миражи, и загадочный седовласый старец, иногда возникающий перед глазами диггеров в пещере братьев Греве, и могила неведомого пионера, на которой туристы оставляют конфеты и печенье, и подземные тоннели, сквозь которые можно пройти под Волгой.

Читайте также:  С днем свадьбы вашей дочери

«С самим Студеным оврагом связана такая легенда. Когда-то здесь была незамерзающая русалочья заводь. Из-под земли били семь студёных ключей, и жили в заводи семь русалок. Ночами они заманивали рыбаков и путников в пещеры. Однажды один святой старец услышал «русалочий приманный крик» и проклял это место. Тотчас «осели берега с пещерами, сгинули русалки, и пал густой туман над заводью. Вот такое объяснение нашли люди частым туманам, которые тут появляются».

Несмотря на проклятие святого старца, Студеный овраг с середины 30-х годов начал успешно осваиваться отважными советскими дачниками, которых не испугала непролазная чащоба и чадящий тут же алебастровый завод. И уже в 50-е здесь собирали солидные урожаи ягод и фруктов, загорали на пляже и ходили на танцы в местные дома отдыха. По составу проживающих здесь дачников Студеный овраг напоминал Академгородок — профессура, специалисты высокого уровня в разных областях науки и промышленности, музыканты, врачи, артисты и писатели. Тогда это был самарский истеблишмент.

Воспоминание детства: каждый день на пляже мы видели мальчика и девочку, брата и сестру — очень полных, если не сказать тучных. Они приходили на берег и тут же погружались в воду. Плавали отлично и очень подолгу. Уже потом, спустя годы я познакомилась с писателем Андреем Темниковым и поняла, что это он был тем самым полным мальчиком. И что Студеный овраг стал для него не просто местом летнего отдыха, а источником писательской энергии. Вот так он сам писал про это: «…с самого раннего детства, когда огромные уродливые тетки гремели над вами: «Темников! Интеллигенция чертова!», вы знали живое и влажное убежище – Студеный Овраг (роскошь, доступная только очень богатым, местечко выше по течению Волги, выше бывшего Куйбышева)».

Сегодня Студеный овраг — это место, где уже отдыхает новый самарский истеблишмент (уж какой есть), и всё еще отдыхают те, кто не продал свои участки мечтающим обосноваться в бывшей русалочьей заводи. И именно эти дачи интереснее всего.

Вот дача Ольги Борисовны Алмалиевой и её сестры Татьяны Борисовны Меркуловой. Их дед и отец — профессора, доктора медицинских наук, заведующие кафедрой в Куйбышевском мединституте Алексей Сергеевич и Борис Алексеевич Зенины.

Ольга Борисовна Алмалиева:

— Дачу купили в 47-м, в год моего рождения. Этот дом строился, и мама приносила меня в конвертике, садилась на бревнышко и смотрела, как стройка идет. Стройматериалы возили на волах. Всё здесь для меня настолько органично было, я дышала дачей. У нас тут собиралась большая компания детей, человек по десять. Очень яркое одно воспоминание, как мы играли, кажется, в казаков-разбойников и брали в плен моего деда, вязали его веревками, он это разрешал. И мы подняли такой страшный ор от счастья, что прибежали соседи: «Что случилось?».

И семидесятилетний дом, и вся территория старой дачи полны удивительных предметов и растений. Здесь цветут дикие ромашки, посаженные еще первым хозяином. Плодоносят яблони-ветераны, а дубы и липы кронами уходят в небо. Поэтому здесь всегда немного холодней, чем в Самаре. Со стены веранды на вас смотрит странная маска. Когда-то ее своими руками вылепил из глины отец Ольги Борисовны. Восточное божество, отпугивающее злых духов. А в комнате со старого шкафа строго взирает глиняный Будда. Борис Алексеевич был азартным и творческим человеком, именно он обустроил на даче крокетную площадку. И пусть сегодня она заросла травой, но ещё стоят воротики, и ждут своего часа деревянные шары и молотки. В советское время крокет был явлением заморским и неведомым простому обывателю.

— Папа натаскал земли и выровнял площадку, — вспоминает Ольга Борисовна. — Мы играли по всем правилам, гоняли шары. Еще года три назад играли вовсю. И до такого мастерства доходили, что мой сын Никола мог пройти, ни разу не промазав, все воротики.

Всё еще жив, хоть и покосился, детский домик, который тоже когда-то смастерил хозяин. Все признаки сказочной избушки налицо. Да и вся эта старая дача напоминает кусок сказочного леса, особенно если сравнивать ее с лесом настоящим, в который ходить сегодня малоприятно.

— Мы ходили на поле, в лес, собирали землянику дикую. Сегодня Дубовая роща номинально вроде есть, но мы туда даже не ходим. Пока туда дойдешь, пройдешь сквозь замусоренный лес. Весь лес ровным ковром мусора покрыт.

В те времена, когда Студеный был русалочьей заводью, не знающей асфальта, здесь бродила, скакала и летала всяческая живность.

— К нам забегали из заповедника — переплывали Волгу — лоси. Кто-то рассказывал: к нему подходишь, а он — раз, спокойно через забор перемахнул. Он же зверь огромный. А я как-то раз просыпаюсь утром, выглядываю в окно, а под яблоней — секач, это кабан огромный, серо-черный. Вот это да! Пробрался сквозь отверстие в заборе.

А в этом году у меня была интересная встреча. Вечером ложусь спать, слышу — кто-то в комнате скребется, в углу за печкой. Понятно, что какое-то животное, неприятно, если по лицу пробежит. Включила свет. Смотрю, наверху зверь сидит. Небольшой, с коротеньким хвостиком, шерстка коричневая и большущие глаза. Это соня — старожил Студеного оврага. Здесь много белок, птиц. Сойки у нас тут — красавицы, синицы, садовая славка, зарянка с оранжевым пятном на груди. Летучие мыши одно время появлялись в щели под крышей.

Блог Игоря Кондратьева

два флакона об одном

Читайте также:  Свадьба в россии видео

Передо мной две книги про Студеный овраг, хорошо известный сегодня как место где живет самарская элита. Первая за авторством Павла Покровского, вышла в 2017 году и рассказывает о возникновении в конце 1930-х годов садово-дачного товарищества вузовской интеллигенции Куйбышева «Студеный овраг» (оно и дало жизнь элитной застройке). В книге много места отведено, тому как коллективными усилиями обустраивалась на новом месте, вдали от города творческая богема, как она отдыхала.

Уже рассказывал более подробно про это издание на блоге. Были у меня и вопросы после ее прочтения, например, я так и не понял, как добиралась на работу в советское время вузовская интеллигенция, приезжавшая отдыхать на дачи.

Вторая книга, за авторством выпускника Батумской мореходки Андрея Павлова, вышла в Куйбышевском книжном издательстве в 1969 году и рассказывала о пригородном крестьянском поселке Студеный овраг в военные и послевоенные годы. Это рассказы о совершенно другой жизни.

Где женщины зарабатывали на сплаве, катая на себе из воды бревна, надрываясь и умирая от тяжелой жизни, где другие их односельчанки ездили на работу в ближайший рабочий поселок (скорее всего Управленческий) для того, чтобы крутить там работягам кино, где ключи от избы оставляли под половичком, а ближайший Жареный бугор был царством полыни, ящериц и простора, как выглядел дебаркадер на поляне Фрунзе, через который шла основная артерия жизни, связывающая Студеный овраг с Куйбышевом (вторым видом транспорта был велосипед), какие сущие копейки зарабатывали за сезон местные пчеловоды, как выползали на поселок тучи с Жигулей.

Но что любопытно, как я не пытался найти, что-то краеведческое полудокументальное в этих рассказах, чтобы отсканировать и выложить в блоге — так ничего и не нашел, уроженец Краснодара Павлов описывал не вкусные детали волжского поселка, а сам его быт, такой размеренный, непохожий на городской и очень тяжелый. Там нет ничего похожего на легкость бытия и оптимизм нынешнего элитарного загородного поселка. Старый Студеный это место где было тяжело жить и где было свое сельское кладбище.

Но соединили эти две книги, написанные с интервалом в 50 лет детали. Например, фигура старика — водовоза, когда читал про этого дедка, развозившего на своей кляче воду дачникам, у Павла Покровского не мог понять — откуда он и где жил.

Теперь знаю — дед из поселка и именно такие мужики, как он копали могилы во время войны на местном погосте — женщинам это делать запрещалось.

от такой работы женщины умирали

А еще Покровский рассказывал о том, что раньше у Серной Воложки у Студеного есть затон, именуемый по оврагу Коптевым и пароходы приводили туда большие, в несколько тысяч кубов, плоты. Здесь их переформатировали и партиями отправляли на лесную пристань в Куйбышев, но в затоне много бревен терялось и их потом ловили, вытаскивали и вручную распиливали для строительства дач. Видимо на ловле таких бревен и надорвалась жена фронтовика, который вез с войны для нее беспризорного цыганенка, подобранного им в дороге — это сюжет одного из рассказов Павлова.

Share this:

Понравилось это:

Похожее

14 responses to “ Студеный овраг — это место, где женщины таскают бревна из воды ”

А тсж «Гагаринец2 в студеном овраге?

У нас дача в Студёном овраге. Но я не отношу себя и свою семью к самарской элите или богеме. Дача досталась мне по наследству. А получил её в своё время в 1947 году мой дедушка — отец мамы — Потапов Иван Осипович. Он был профессор в политехе, преподавал философию, ну и, наверное, историю КПСС и научный коммунизм.
Нарезали тогда по 20 соток. Кто знает Студёный, то это на 2-й линии, почти угол 6-й, Напротив Дома отдыха «Металлург». Я родился 25 марта 1955 г. И меня месяца в 2-3 вывезли на Студёный. Дед отдал соседу-строителю 6 соток за то, чтобы он построил домик на участке. К моему рождению построили второй домик. Уж где брали материалы — не знаю. Вроде, через правление кооператива. Называется он «Победа Октября». Название сохранилось и до нашего времени. Чтобы было понятно, так называемые линии (просеки) шли параллельно и перпендикулярно Волги. Параллельно — 1, 2, 3, 4 и 5 линии, перпендикулярно — 6, 7, 8 и 9-я линии. Это и сейчас так.
Жили там всё лето. Как выезжали в начале лета, так и до конца августа. Дед с бабушкой были на пенсии. Мама работала преподавателем в авиационном институте. У ней отпуск был два месяца. А отец, наверное, брал отпуск летом. Потому, что ездить оттуда каждый день на работу было нереально. Сообщение было только по Волге. Ходили кораблики «Луч», «Москвичей» ещё не было. Время в пути от речного вокзала против течения — 2,5 часа. Обратно в город 2 часа. Была ещё грунтовая дорога от вышки «Орион» (вышки ещё, естественно, не было) и чуть позже пробили грунтовку от нижней Поляны им. Фрунзе. Мы её называли и называем «извилистая». Через Дом отдыха «Можайский». Его тоже ещё не существовало. Но машины тогда у нас не было. Дебаркадер, кстати, стоял в самом Студёном овраге, на Поляне им. Фрунзе тоже был. Переезд на дачу в 1960-е года — это была целая эпопея. Помню, заказывали грузовое такси. Брали массу вещей, продукты. Ведь уезжали на три месяца. Всё это время жили в изоляции. Интересно было, оторваны от городской суеты и всего мира. За лето хорошо отдыхали, набирались сил на зиму. Из удобств было только электричество и летняя вода.
Единственный магазин рядом — был в посёлке Студёный овраг. Туда и ходили за хлебом и прочими продуктами. Плюс рыбу по дачам разносили и продавали местные рыбаки. Посёлок располагался возле Лысой горы. Он был довольно большой — несколько десятков домов. Работа была рядом — работал карьер по добычи известняка. Да ещё летом подрабатывали на составлении плотов и ловли рыбы. В общем, не бедствовали.
У нас была своя компания ровесников. Человек 25-30. Вместе проводили время, ходили купаться на Волгу. Дрались с поселковыми, у нас была непримиримая вражда с ними. Знал я и Лёшу Павлова, сына Павлова — писателя, автора книги «В Студёном овраге». У них также там была дача на 7-й линии. Его уже тоже нет на этом свете. По вечерам собирались на так называемом «Бану», угол 3-й и 7-й линии. Там было две длинные лавочки. Пили водку, пели песни. Или ходили куда-нибудь в близлежащие базы отдыха, «Политех» или др., на танцы. Ходили в кино в «Металлург».
Самый расцвет Студёного оврага приходится на 70-е, 80-е годы. Там построили массу пионерских лагерей (штук 8-9), Дома отдыха (з-да Металлург, 11-го, 25-го стройтрестов). Жизнь кипела. Заасфальтировали две автомобильные дороги, связывающие Студёный с миром. Пустили маршрутное такси от верхней Поляны до самого Студёного. Добраться стало не проблема. Пошли современные суда «Москвич». По воде можно было добраться за 1-1,5 часа. На Волге были оборудованные пляжи с песком, который завозили каждый год. Провели газ, городскую воду.
Чуть позже посёлок Студёный овраг снесли, в связи со строительством водозабора для водоканала. Осталось от него 3-4 дома. Людям, насколько я знаю от знакомых поселковых, предоставили благоустроенные квартиры. Конечно не в центре, а в дальних районах города — 15-й микрорайон и др.
Ну и упадок, само собой, приходится на 90-е годы. Все пионерлагеря закрыли, Дома отдыха закрыли. Многие (Металлург, 11-го треста) стоят брошенные до сих пор. Но некоторые были застроены. Например, гостиница «Городок», пара коттеджных посёлков. «Новые русские» стали скупать дачи, строить дворцы. В расцвет было 500 членов кооператива, сейчас около 300. Если раньше был профессорско-преподавательский состав, то сейчас торгаши и бизнесмены. Из известных фамилий можно назвать Амирова (бывший директор филиала ЦУМ «Самара»), Ремезова (директора ТЦ «Орбита»), Аветисяна (предприниматель), Ратнера (известный врач), Сойфера (бывший ректор КуАИ), Константина Титова (бывший губернатор) и др.
Извините за много букв. Комментарий получился больше самой статьи.
Андрей Кропотин

Читайте также:  Как сделать облака для фотосессии

Спасибо! Очень живо и интересно

Женя, нет ТСЖ «Гагаринец-2» не в Студёном.

Добавлю ещё про изоляцию Студёного 50-х, 60-х годов. Сотовых телефонов тогда не было. Единственный городской телефон был в правлении кооператива. Единственное средство информации — радиоприёмник. Телевизор в первый раз из города привёз папа в 1966 году — смотреть чемпионат мира по футболу из Англии. Телевизоры тогда в семье были, в лучшем случае, по одному, если вообще были. Это была роскошь. Собирались семьями у того, кто владел телевизором — смотреть фильмы и передачи.

А рыбколхоз на нижней Поляне?Игорь должен помнить д.Сашу Быкова(соседа по нашим дачам),он там был директором.
Или путаю!? Но что то там связанное с рыбой было.

мне кажется мы в детстве ездили по ночам туда, где были громадные плоты, а Быков вряд ли имея предприятие в Студеном завел бы дачу так далеко от воды

Мы с отцами ездили туда рыбачить с плотов-это точно. А про Быкова у брата уточню

Напомнили. Рыбколхоз или сейчас уже по другому назывался, был до недавнего времени как спускаешься с нижней поляны справа недалеко от Волги. Почему знаю, согласовывал с ними строительство кафе на берегу Волги. Я проектировал. Сейчас уже года три стоит недостроенный остов железобетонный, этажа четыре. Видно у заказчика деньги кончились, чтобы построить.

Точно! Именно там помнится!

Отдыхал в середине 70-х в пионер лагере «Восток» это сейчас територия Городка недавно там были ракета осталась она была на центральном входе в лагерь.Отдыхал там в лагере Юнный космонавт одну смену но к сожалению забыл его местонахождение

Да, «Юный космонавт» — это на выезде из Студёного а сторону нижней Поляны справа. Пионерлагерей было полно, сейчас и не вспомню все. Где сейчас Городок — там был Восток. Ещё помнится были Звёздочка, им. Циолковского под Лысой горой…

Андрей — совсем ничего не сказал о «котловане»… о соснах напротив дачи Павлова, о шикарных елях Дембинского… наконец о знаменитой лесопилке на углу 2-й и 7-й, с железным баком… Да и вообще, о Студёном можно говорить бесконечно, ведь именно он нас создал… как часто уважительно называл В.А Сойфер — «Студёновское братство». Как в своё время издавался справочник «замечательные люди Куйбышева — Самары» , можно было бы такое же сотворить и о Студёном…

Ссылка на основную публикацию
Стол для выездной регистрации
В создании декораций на свадебном торжестве важная любая мелочь. Не обошло это правило и столики для регистрации. Важно, чтобы эта...
Стихи к золотой свадьбе от родных
50 прекрасных лет,50 чудесных вёсенКаждый вспыхнувший рассветТолько нежность вам приносит. Как два милых голубка,Рядом смотритесь прекрасно,Будет пусть судьба легкаИ подарит...
Стихи к подаркам на годовщину свадьбы
От мужчин Поздравляющий 1 :Не все подарки вручены,Припрятать мы смогли немножко,Сейчас, конечно их вручим,И первой будет для вас ложка! (...
Стол для пижамной вечеринки
Тематические вечеринки - Октябрь 21, 2014 Ноябрь 11, 2014 0 По названию можно решить, что такой способ проведения вечера подходит...
Adblock detector